иностранные языки, как дети учат языки,

Языковая гениальность детей
Языковая гениальность детей Я хочу, чтоб вы взглянули на эту малышку. Вас, конечно, привлекают её глаза и кожа, которой так хочется коснуться. Но сегодня я собираюсь говорить о том, что мы не можем увидеть, о том, что происходит в её растущем мозге. Современные инструменты нейробиологии наглядно показывают нам, что там происходят крайне сложные процессы. И то, что мы изучаем прольет свет на то, что романтические писатели и поэты описывают как «божественную открытость» детского мышления. Здесь мы видим мать из Индии. Она говорит на языке Коро, который был недавно открыт. Она говорит со своим ребенком. Эта мать — а также еще 800 человек, которые говорят на Коро, — понимает, что для того чтоб сохранить язык, нужно говорить на нём с детьми. Вот тут-то и кроется крайне важная проблема. Почему нельзя сохранить язык, разговаривая с нами, со взрослыми? Видимо, дело в нашем мозге. Здесь мы видим, что существует критический период способности выучить язык. Чтоб понять этот слайд, надо найти ваш возраст на горизонтальной оси. (Смех) А по вертикальной будет ваша способность выучить второй язык. Способности младенцев и детей крайне высоки до семи лет, а потом наблюдается систематический спад. После полового созревания мы уже практически безнадежны. Ни один ученый не подвергает сомнению этот график, но лаборатории по всему миру пытаются выяснить, почему так происходит. В центре внимания моей лаборатории находится самый первый критический период развития, — во время которого младенцы усваивают звуки, используемые в языке. Мы считаем, что исследуя то, как заучиваются звуки, мы получим модель для всего остального языка, и, возможно, для периодов детского развития критических для социального, эмоционального и когнитивного развития. Итак, мы изучали младенцев, используя методику, которой мы пользуемся по всему миру, и звуки всех языков. Младенцы сидят на руках у родителей, а мы тренируем их поворачивать голову при смене звука — например, с "а" на "е". Если они делают это в правильный момент, то черный ящик начинает светиться, и панда бьет в барабан. Шестимесячные младенцы обожают это задание. Что же мы выяснили? Дети во всем мире являются, как я люблю это называть, гражданами мира. Они способны различать все звуки всех языков, вне зависимости от того, в какой мы стране и какой язык используем. И это потрясающе, потому что ни вы ни я этого делать не можем. Мы — культуро-специфичные слушатели. Мы способны различать звуки нашего родного языка, а иностранных — нет. И возникает вопрос, в какой момент эти граждане мира становятся ограниченными рамками языка как и мы? Ответ: еще до года. Здесь мы видим результаты выполнения того задания с поворотом головы детей, которые тестировались в Токио и здесь в США - в Сиэтле. Они слушали звуки «ra» и «la» — звуки важные для английского языка, но не для японского. Итак, результаты для детей от 6 до 8 месяцев полностью совпадают. Но через два месяца происходит нечто невероятное. Дети в США начинают показывать гораздо лучшие результаты, а в Японии — худшие, но обе этих группы детей тем самым готовятся именно к тому языку, который они будут изучать. Итак, вопрос в том, что происходит в течение этого критического двухмесячного периода? Это период звукового развития, но что же в этот момент там происходит? А происходят там две вещи. Первое — младенцы нас внимательно слушают, и слушая наши разговоры, они собирают статистику — да, собирают статистику. Вот, послушаем двух мам, которые говорят на материнском языке — универсальном языке, который мы используем, говоря с детьми — сначала на английском, потом на японском. (Видео) Англоговорящая мать: Какие у тебя большие голубые глазки — такие красивые и милые! Мать, говорящая на японском: [Японский] Патриция Куль: Когда дети слушают процесс образования звуков речи, они собирают статистику звуков языка, который слышат. И количество данных постепенно растет. Мы выяснили, что младенцы чувствительны к этой статистике, и распределения для японского и английского очень различаются. Из распределения видно, что в английском много Р и Л. А распределение для японского совсем другое, в нем мы видим набор смешанных гласных, который называют японским Р. Итак, дети воспринимают статистику языка, и это вызывает изменения в мозге: превращает их из граждан мира в культуро-специфичных слушателей, которыми мы являемся. Но взрослые теряют способность воспринимать эту статистику. Мы руководствуемся образами в памяти, которые сформировались на ранних этапах развития. Итак, отсюда мы видим, что в этот критический период происходит изменение наших моделей. Рассуждая с математической точки зрения, изучение языка может приостанавливаться, когда распределения стабилизируются. Конечно, тут же возникают вопросы о билингвах. Они должны одновременно держать в голове два набора статистических данных и переключаться между ними в зависимости от того, с кем они говорят. И вот, мы спросили себя — могут ли дети собрать статистику о новом языке? Мы проверили это, давая американским младенцам, которые никогда не слышали другого языка, слушать китайский в самом начале критического периода. Монолингвы, чьё восприятие звуков китайского исследовали в Тайпее и Сиэтле, демонстрировали одинаковый паттерн. У 6-8-месячных детей абсолютно одинаковые паттерны. А через два месяца происходит что-то невероятное. У младенцев с Тайваня улучшение происходит, а у американских — нет. И мы решили дать американским младенцам слушать китайский в этот критический период. Это похоже на то, что китайские родственники приехали на месяц, заселились в ваш дом и говорят с младенцами 12 занятий. Вот как это выглядело в лаборатории. (Видео) Китайский ПК: Итак, что же мы сотворили с их мозгом? (Смех) Нам была необходима контрольная группа, чтоб убедиться, что просто факт присутствия в лаборатории не влияет на владение китайским. Итак, группа детей слушала английскую речь. И, как мы видим из графика, воздействие английской речи не улучшило их китайский. Но посмотрите, что произошло с детьми, которые слушали китайский в течение 12 сеансов. Их показатели совпали с показателями тайваньских детей, которые слушали китайский 10 с половиной месяцев. И это показало нам, что младенцы могут собирать и статистику нового языка. Что бы вы ни дали им, они соберут статистику. Но нам было интересно, какую роль играет человек в процессе обучения. И мы набрали ещё группу детей, в которой они получали ту же дозу, те же 12 сеансов, но по телевизору и еще одну группу детей, которые только слушали аудио и смотрели на плюшевого мишку на экране. Что произошло с их мозгом? Здесь вы видите результат аудиообучения — никакого усвоения материала — и результат видеообучения — аналогично. Детям нужен именно живой человек, чтоб они стали собирать свою статистику. Социальная составляющая мозга контролирует начало сбора статистики. Мы хотим попасть внутрь мозга и увидеть, что происходит, когда дети сидят перед телевизорами, по сравнению с тем, что происходит, когда они слушают людей. К счастью, у нас есть новый прибор — магнитоэнцефалограф, который позволяет нам это делать. Выглядит он как марсианская сушилка для волос, но он абсолютно безопасный, бесконтактный и не шумит. Мы смотрим с миллиметровой точностью в пространственном отношении и миллисекундной точностью, используя 306 SQUIDs — это сверхпроводящие устройства квантовой интерференции — для снятия магнитных полей, которые меняются в процессе мыслительной деятельности. Мы первыми в мире исследуем детей во время обучения с помощью магнитоэнцефалографа. Это малышка Эмма. Ей шесть месяцев. И она слушает разные языки из наушников, что у неё в ушах. Как видите, она может свободно двигаться. Мы фиксируем движения её головы с помощью небольших шариков в каске, так что она может совершенно свободно двигаться. Это технологическое мастерство. И что же мы видим? Мы видим мозг ребенка. Когда она слышит слово родного языка, загораются слуховые зоны, затем зоны, окружающие их, которые, как мы думаем, отвечают за связь различных зон мозга и причинно-следственные связи — активации одной зоны мозга в результате активации другой. Мы вступаем в грандиозную золотую эру получения знаний о развитии мозга. Мы будем способны мониторить детский мозг, когда они испытывают эмоции, учатся говорить и читать, решают математические задачи, рождают идеи. И у нас появится возможность производить вмешательство в мозг детей, которые испытывают трудности в обучении. И как описывают поэты и писатели, мы, думаю, сможем увидеть эту чудесную открытость, совершенную и абсолютную открытость детского сознания. Исследуя детский мозг, мы сможем доподлинно узнать, что означает быть человеком, и в процессе этого, возможно, нам удастся сделать так, чтоб человек был способен обучаться всю жизнь. Спасибо. (Аплодисменты)
Patricia Kuhl: The linguistic genius of babies I want you to take a look at this baby. What you're drawn to are her eyes and the skin you love to touch. But today I'm going to talk to you about something you can't see -- what's going on up in that little brain of hers. The modern tools of neuroscience are demonstrating to us that what's going on up there is nothing short of rocket science. And what we're learning is going to shed some light on what the romantic writers and poets described as the "celestial openness" of the child's mind. What we see here is a mother in India, and she's speaking Koro, which is a newly discovered language. And she's talking to her baby. What this mother -- and the 800 people who speak Koro in the world -- understands [is] that, to preserve this language, they need to speak it to the babies. And therein lies a critical puzzle. Why is it that you can't preserve a language by speaking to you and I, to the adults? Well, it's got to do with your brain. What we see here is that language has a critical period for learning. The way to read this slide is to look at your age on the horizontal axis. (Laughter) And you'll see on the vertical your skill at acquiring a second language. Babies and children are geniuses until they turn seven, and then there's a systematic decline. After puberty, we fall off the map. No scientists dispute this curve, but laboratories all over the world are trying to figure out why it works this way. Work in my lab is focused on the first critical period in development -- and that is the period in which babies try to master which sounds are used in their language. We think, by studying how the sounds are learned, we'll have a model for the rest of language, and perhaps for critical periods that may exist in childhood for social, emotional and cognitive development. So we've been studying the babies using a technique that we're using all over the world and the sounds of all languages. The baby sits on a parent's lap, and we train them to turn their heads when a sound changes -- like from "ah" to "ee." If they do so at the appropriate time, the black box lights up and a panda bear pounds a drum. A six-monther adores the task. What have we learned? Well, babies all over the world are what I like to describe as "citizens of the world." They can discriminate all the sounds of all languages, no matter what country we're testing and what language we're using, and that's remarkable because you and I can't do that. We're culture-bound listeners. We can discriminate the sounds of our own language, but not those of foreign languages. So the question arises: when do those citizens of the world turn into the language-bound listeners that we are? And the answer: before their first birthdays. What you see here is performance on that head-turn task for babies tested in Tokyo and the United States, here in Seattle, as they listened to "ra" and "la" -- sounds important to English, but not to Japanese. So at six to eight months the babies are totally equivalent. Two months later something incredible occurs. The babies in the United States are getting a lot better, babies in Japan are getting a lot worse, but both of those groups of babies are preparing for exactly the language that they are going to learn. So the question is: what's happening during this critical two-month period? This is the critical period for sound development, but what's going on up there? So there are two things going on. The first is that the babies are listening intently to us, and they're taking statistics as they listen to us talk -- they're taking statistics. So listen to two mothers speaking motherese -- the universal language we use when we talk to kids -- first in English and then in Japanese. (Video) English Mother: Ah, I love your big blue eyes -- so pretty and nice. Japanese Mother: [Japanese] Patricia Kuhl: During the production of speech, when babies listen, what they're doing is taking statistics on the language that they hear. And those distributions grow. And what we've learned is that babies are sensitive to the statistics, and the statistics of Japanese and English are very, very different. English has a lot of Rs and Ls. The distribution shows. And the distribution of Japanese is totally different, where we see a group of intermediate sounds, which is known as the Japanese "R." So babies absorb the statistics of the language and it changes their brains; it changes them from the citizens of the world to the culture-bound listeners that we are. But we as adults are no longer absorbing those statistics. We're governed by the representations in memory that were formed early in development. So what we're seeing here is changing our models of what the critical period is about. We're arguing from a mathematical standpoint that the learning of language material may slow down when our distributions stabilize. It's raising lots of questions about bilingual people. Bilinguals must keep two sets of statistics in mind at once and flip between them, one after the other, depending on who they're speaking to. So we asked ourselves, can the babies take statistics on a brand new language? And we tested this by exposing American babies who'd never heard a second language to Mandarin for the first time during the critical period. We knew that, when monolinguals were tested in Taipei and Seattle on the Mandarin sounds, they showed the same pattern. Six to eight months, they're totally equivalent. Two months later, something incredible happens. But the Taiwanese babies are getting better, not the American babies. What we did was expose American babies during this period to Mandarin. It was like having Mandarin relatives come and visit for a month and move into your house and talk to the babies for 12 sessions. Here's what it looked like in the laboratory. (Video) Mandarin Speaker: [Mandarin] PK: So what have we done to their little brains? (Laughter) We had to run a control group to make sure that just coming into the laboratory didn't improve your Mandarin skills. So a group of babies came in and listened to English. And we can see from the graph that exposure to English didn't improve their Mandarin. But look at what happened to the babies exposed to Mandarin for 12 sessions. They were as good as the babies in Taiwan who'd been listening for 10-and-a-half months. What it demonstrated is that babies take statistics on a new language. Whatever you put in front of them, they'll take statistics on. But we wondered what role the human being played in this learning exercise. So we ran another group of babies in which the kids got the same dosage, the same 12 sessions, but over a television set and another group of babies who had just audio exposure and looked at a teddy bear on the screen. What did we do to their brains? What you see here is the audio result -- no learning whatsoever -- and the video result -- no learning whatsoever. It takes a human being for babies to take their statistics. The social brain is controlling when the babies are taking their statistics. We want to get inside the brain and see this thing happening as babies are in front of televisions, as opposed to in front of human beings. Thankfully, we have a new machine, magnetoencephalography, that allows us to do this. It looks like a hair dryer from Mars. But it's completely safe, completely non-invasive and silent. We're looking at millimeter accuracy with regard to spatial and millisecond accuracy using 306 SQUIDs -- these are Superconducting QUantum Interference Devices -- to pick up the magnetic fields that change as we do our thinking. We're the first in the world to record babies in an MEG machine while they are learning. So this is little Emma. She's a six-monther. And she's listening to various languages in the earphones that are in her ears. You can see, she can move around. We're tracking her head with little pellets in a cap, so she's free to move completely unconstrained. It's a technical tour de force. What are we seeing? We're seeing the baby brain. As the baby hears a word in her language the auditory areas light up, and then subsequently areas surrounding it that we think are related to coherence, getting the brain coordinated with its different areas, and causality, one brain area causing another to activate. We are embarking on a grand and golden age of knowledge about child's brain development. We're going to be able to see a child's brain as they experience an emotion, as they learn to speak and read, as they solve a math problem, as they have an idea. And we're going to be able to invent brain-based interventions for children who have difficulty learning. Just as the poets and writers described, we're going to be able to see, I think, that wondrous openness, utter and complete openness, of the mind of a child. In investigating the child's brain, we're going to uncover deep truths about what it means to be human, and in the process, we may be able to help keep our own minds open to learning for our entire lives. Thank you. (Applause)
0 14 15,5 18,5 18,5 21,5 21,5 24,5 24,5 27,5 27,5 31,5 31,5 33,5 33,5 36,5 36,5 39,5 39,5 41,5 41,5 43,5 43,5 46,5 46,5 49,5 49,5 51,5 51,5 53,5 53,5 55,5 55,5 57,5 57,5 59,5 59,5 61,5 61,5 63,5 63,5 66,5 66,5 69,5 69,5 72,5 72,5 75,5 75,5 77,5 77,5 80,5 80,5 83,5 83,5 85,5 85,5 88,5 88,5 91,5 91,5 94,5 94,5 96,5 96,5 98,5 98,5 100,5 100,5 102,5 102,5 105,5 105,5 107,5 107,5 110,5 110,5 112,5 112,5 115,5 115,5 117,5 117,5 119,5 119,5 121,5 121,5 124,5 124,5 127,5 127,5 129,5 129,5 132,5 132,5 134,5 134,5 136,5 136,5 138,5 138,5 140,5 140,5 142,5 142,5 144,5 144,5 146,5 146,5 148,5 148,5 150,5 150,5 152,5 152,5 154,5 154,5 156,5 156,5 158,5 158,5 160,5 160,5 162,5 162,5 164,5 164,5 167,5 167,5 170,5 170,5 173,5 173,5 175,5 175,5 177,5 177,5 179,5 179,5 181,5 181,5 183,5 183,5 186,5 186,5 189,5 189,5 192,5 192,5 194,5 194,5 196,5 196,5 198,5 198,5 201,5 201,5 204,5 204,5 207,5 207,5 209,5 209,5 211,5 211,5 213,5 213,5 216,5 216,5 219,5 219,5 221,5 221,5 223,5 223,5 225,5 225,5 227,5 227,5 230,5 230,5 233,5 233,5 235,5 235,5 238,5 238,5 241,5 241,5 244,5 244,5 247,5 247,5 251,5 251,5 257,5 257,5 259,5 259,5 261,5 261,5 263,5 263,5 266,5 266,5 269,5 269,5 271,5 271,5 274,5 274,5 277,5 277,5 280,5 280,5 282,5 282,5 284,5 284,5 287,5 287,5 290,5 290,5 292,5 292,5 294,5 294,5 296,5 296,5 298,5 298,5 301,5 301,5 303,5 303,5 305,5 305,5 308,5 308,5 311,5 311,5 313,5 313,5 316,5 316,5 319,5 319,5 322,5 322,5 324,5 324,5 327,5 327,5 331,5 331,5 334,5 334,5 336,5 336,5 338,5 338,5 341,5 341,5 343,5 343,5 345,5 345,5 348,5 348,5 350,5 350,5 353,5 353,5 355,5 355,5 357,5 357,5 360,5 360,5 363,5 363,5 366,5 366,5 368,5 368,5 371,5 371,5 373,5 373,5 375,5 375,5 377,5 377,5 399,5 399,5 401,5 401,5 404,5 404,5 406,5 406,5 408,5 408,5 410,5 410,5 412,5 412,5 414,5 414,5 416,5 416,5 418,5 418,5 420,5 420,5 422,5 422,5 425,5 425,5 427,5 427,5 429,5 429,5 433,5 433,5 435,5 435,5 437,5 437,5 439,5 439,5 441,5 441,5 444,5 444,5 446,5 446,5 449,5 449,5 451,5 451,5 454,5 454,5 457,5 457,5 459,5 459,5 462,5 462,5 464,5 464,5 466,5 466,5 468,5 468,5 470,5 470,5 472,5 472,5 474,5 474,5 476,5 476,5 478,5 478,5 480,5 480,5 482,5 482,5 484,5 484,5 486,5 486,5 488,5 488,5 490,5 490,5 493,5 493,5 495,5 495,5 497,5 497,5 499,5 499,5 501,5 501,5 503,5 503,5 505,5 505,5 507,5 507,5 509,5 509,5 511,5 511,5 513,5 513,5 515,5 515,5 517,5 517,5 519,5 519,5 521,5 521,5 523,5 523,5 526,5 526,5 528,5 528,5 530,5 530,5 532,5 532,5 535,5 535,5 537,5 537,5 539,5 539,5 541,5 541,5 544,5 544,5 546,5 546,5 548,5 548,5 551,5 551,5 553,5 553,5 555,5 555,5 558,5 558,5 560,5 560,5 563,5 563,5 566,5 566,5 568,5 568,5 570,5 570,5 572,5 572,5 574,5 574,5 576,5 576,5 579,5 579,5 582,5 582,5 585,5 585,5 587,5 587,5 589,5 589,5 591,5 591,5 594,5 594,5 596,5 596,5 598,5 598,5 600,5 600,5 602,5 602,5 604,5 604,5 606,5 606,5 608,5 608,5 610

Добавить комментарий