1.1 Таинственное письмо | BookTitres.com

1.1 Таинственное письмо
Приключения Шерлока Холмса. Автор - Артур Конан-Дойл Приключение первое. Скандал в Богемии Для Шерлока Холмса она всегда оставалась «Этой Женщиной». Я редко слышал, чтобы он называл ее каким-либо другим именем. В его глазах она затмевала и превосходила всех представительниц своего пола. Не то чтобы он испытывал к Ирэн Адлер какое-либо чувство, близкое к любви. Все чувства, и особенно любовь, были ненавистны его холодному, точному, но удивительно уравновешенному уму. По-моему, он был самой совершенной мыслящей и наблюдающей машиной, какую когда-либо видел мир; но в качестве влюбленного он оказался бы не на своем месте. Он всегда говорил о нежных чувствах не иначе, как с презрительной насмешкой, с издевкой. Нежные чувства были в его глазах великолепным объектом для наблюдения, превосходным средством сорвать покров с человеческих побуждений и дел. Но для изощренного мыслителя допустить такое вторжение чувства в свой утонченный и великолепно налаженный внутренний мир означало бы внести туда смятение, которое свело бы на нет все завоевания его мысли. Песчинка, попавшая в чувствительный инструмент, или трещина в одной из его могучих линз — вот что такое была бы любовь для такого человека, как Холмс. И все же для него существовала одна женщина, и этой женщиной была покойная Ирэн Адлер, особа весьма и весьма сомнительной репутации. За последнее время я редко виделся с Холмсом — моя женитьба отдалила нас друг от друга. Моего личного безоблачного счастья и чисто семейных интересов, которые возникают у человека, когда он впервые становится господином собственного домашнего очага, было достаточно, чтобы поглотить все мое внимание. Между тем Холмс, ненавидевший своей цыганской душой всякую форму светской жизни, оставался жить в нашей квартире на Бейкер-стрит, окруженный грудами своих старых книг, чередуя недели увлечения кокаином с приступами честолюбия, дремотное состояние наркомана — с дикой энергией, присущей его натуре. Как и прежде, он был глубоко увлечен расследованием преступлений. Он отдавал свои огромные способности и необычайный дар наблюдательности поискам нитей и выяснению тех тайн, которые официальной полицией были признаны непостижимыми. Время от времени до меня доходили смутные слухи о его делах: о том, что его вызывали в Одессу в связи с убийством Трепова, о том, что ему удалось пролить свет на загадочную трагедию братьев Аткинсон в Тринкомали, и, наконец, о поручении, выполненном им исключительно тонко и удачно, для голландского королевского дома. Однако, помимо этих сведений о его деятельности, которые я так же, как и все читатели, черпал из газет, я мало знал о моем прежнем друге и товарище. Однажды ночью — это было 20 марта 1888 года — я возвращался от пациента (так как теперь я вновь занялся частной практикой), и мой путь привел меня на Бейкер-стрит. Когда я проходил мимо хорошо знакомой двери, которая в моем уме навсегда связана с воспоминанием о времени моего сватовства и с мрачными событиями «Этюда в багровых тонах», меня охватило острое желание вновь увидеть Холмса и узнать, над какими проблемами нынче работает его замечательный ум. Его квартира была ярко освещена, и, посмотрев вверх, я увидел его высокую, худощавую фигуру, которая дважды темным силуэтом промелькнула на опущенной шторе. Он быстро, стремительно ходил по комнате, низко опустив голову и заложив за спину руки. Мне, знавшему все его настроения и привычки, его настрой и поведение говорили о многом. Он вновь принялся за работу. Он стряхнул с себя навеянные наркотиками туманные грезы и распутывал нити какой-то новой загадки. Я позвонил, и меня проводили в комнату, которая когда-то была отчасти и моей. Он встретил меня без восторженных излияний. Таким излияниям он предавался чрезвычайно редко, но, мне кажется, был рад моему приходу. Почти без слов, но приветливым взглядом он пригласил меня сесть, подвинул ко мне коробку сигар и указал на погребец, где хранилось вино. Затем он встал перед камином и оглядел меня своим особым, проницательным взглядом. — Семейная жизнь вам на пользу, — заметил он. — Я думаю, Ватсон, что с тех пор, как я вас видел, вы пополнели на семь с половиной фунтов. — На семь. — Действительно, думаю, немного больше. Чуточку больше, уверяю вас, Ватсон. И снова практикуете, как я вижу. Вы мне не говорили, что собираетесь впрячься в работу. — Так откуда же вы это знаете? — Я вижу это, я делаю выводы. Например, откуда я знаю, что вы недавно сильно промокли и что ваша горничная большая неряха? — Дорогой Холмс, — сказал я, — это уж чересчур. Вас несомненно сожгли бы на костре, если бы вы жили несколько веков назад. Правда, что в четверг мне пришлось быть за городом и я вернулся домой весь испачканный, но ведь я переменил костюм, так что от дождя не осталось следов. Что касается Мэри Джен, она и в самом деле неисправима, и жена уже предупредила, что хочет уволить ее. И все же я не понимаю, как вы догадались об этом. Холмс тихо рассмеялся и потер свои длинные нервные руки. — Проще простого! — сказал он. — Мои глаза уведомляют меня, что с внутренней стороны вашего левого башмака, как раз там, куда падает свет, на коже видны шесть почти параллельных царапин. Очевидно, царапины были сделаны кем-то, кто очень небрежно обтирал края подошвы, чтобы удалить засохшую грязь. Отсюда я, как видите, делаю двойной вывод, что вы выходили в дурную погоду и что у вас очень скверный образчик лондонской прислуги. А что касается вашей практики, — если в мою комнату входит джентльмен, пропахший йодоформом, если у него на указательном пальце правой руки черное пятно от азотной кислоты, а на цилиндре — шишка, указывающая, куда он запрятал свой стетоскоп, я должен быть совершенным глупцом, чтобы не признать в нем деятельного представителя врачебного мира. Я не мог удержаться от смеха, слушая, с какой легкостью он объяснил мне путь своих умозаключений. — Когда вы раскрываете свои соображения, — заметил я, — все кажется мне смехотворно простым, я и сам без труда мог бы все это сообразить. А в каждом новом случае я совершенно ошеломлен, пока вы не объясните мне ход ваших мыслей. Между тем я думаю, что зрение у меня не хуже вашего. — Совершенно верно, — ответил Холмс, закуривая папиросу и вытягиваясь в кресле. — Вы смотрите, но вы не наблюдаете, а это большая разница. Например, вы часто видели ступеньки, ведущие из прихожей в эту комнату? — Часто. — Как часто? — Ну, несколько сот раз! — Отлично. Сколько же там ступенек? — Сколько? Не обратил внимания. — Вот-вот, не обратили внимания. А между тем вы видели! Это только моя точка зрения. Ну, а я знаю, что ступенек — семнадцать, потому что я и видел, и наблюдал. Кстати, вы ведь интересуетесь теми небольшими проблемами, в разрешении которых заключается мое ремесло, и даже были добры описать два-три из моих маленьких опытов. Поэтому вас может, пожалуй, заинтересовать вот это письмо. Он бросил мне листок толстой розовой почтовой бумаги, валявшийся на столе. — Получено только что, — сказал он. — Прочитайте-ка вслух. Записка была 6eз даты, без какой-либо подписи и без адреса. «Сегодня вечером, без четверти восемь, — говорилось в записке, — к Вам придет джентльмен, который хочет получить у Вас консультацию по очень важному делу. Услуги, оказанные Вами недавно одному из королевских семейств Европы, показали, что Вам можно доверять дела чрезвычайной важности. Такой отзыв о Вас мы со всех сторон получали. Будьте дома в этот час и не подумайте ничего плохого, если Ваш посетитель будет в маске». — Это в самом деле таинственно, — заметил я. — Как вы думаете, что все это значит? — У меня пока нет никаких данных. Теоретизировать, не имея данных, опасно. Незаметно для себя человек начинает подтасовывать факты, чтобы подогнать их к своей теории, вместо того чтобы обосновывать теорию фактами. Но сама записка! Какие вы можете сделать выводы из записки? Я тщательно осмотрел письмо и бумагу, на которой оно было написано. — Написавший это письмо, по-видимому, располагает средствами, — заметил я, пытаясь подражать приемам моего друга. — Такая бумага стоит не меньше полкроны за пачку. Очень уж она прочная и плотная. — Диковинная — самое подходящее слово, — заметил Холмс. — И это не английская бумага. Посмотрите ее на свет. Я так и сделал и увидел на бумаге водяные знаки: большое «Е» и маленькое «g», затем «Р» и большое «G» с маленьким «t». — Какой вывод вы можете из этого сделать? — спросил Холмс. — Это несомненно имя фабриканта или, скорее, его монограмма. — Вот и ошиблись! Большое «G» с маленьким «t» — это сокращение «Gesellschaft», что по-немецки означает «компания». Это обычное сокращение, как наше «К©». «Р», конечно, означает «Papier», бумага. Расшифруем теперь «Еg». Заглянем в иностранный географический справочник… — Он достал с полки тяжелый фолиант в коричневом переплете. — Eglow, Eglonitz… Вот мы и нашли: Egeria. Это местность, где говорят по-немецки, в Богемии, недалеко от Карлсбада Место смерти Валленштейна, славится многочисленными стекольными заводами и бумажными фабриками. Ха-ха, мой мальчик, какой вы из этого делаете вывод? — Глаза его сверкнули торжеством, и он выпустил из своей трубки большое синее облако. — Бумага изготовлена в Богемии, — сказал я. — Именно. А человек, написавший записку, немец. Вы замечаете странное построение фразы: «Такой отзыв о вас мы со всех сторон получали»? Француз или русский не мог бы так написать. Только немцы так бесцеремонно обращаются со своими глаголами. Следовательно, остается только узнать, что нужно этому немцу, который пишет на богемской бумаге и предпочитает носить маску, лишь бы не показывать своего лица… Вот и он сам, если я не ошибаюсь. Он разрешит все наши сомнения. Мы услышали резкий стук лошадиных копыт и визг колес, скользнувших вдоль ближайшей обочины. Вскоре затем кто-то с силой дернул звонок. Холмс присвистнул. — Судя по звуку, парный экипаж… Да, — продолжал он, выглянув в окно, — изящная маленькая карета и пара рысаков… по сто пятьдесят гиней каждый. Так или иначе, но это дело пахнет деньгами, Уотсон. — Я думаю, что мне лучше уйти, Холмс? — Нет, нет, доктор. Оставайтесь. Что я стану делать без моего биографа? Дело обещает быть интересным. Будет жаль, если вы пропустите его. — Но ваш клиент… — Ничего, ничего. Мне может понадобиться ваша помощь, и ему тоже… Ну, вот он идет. Садитесь в это кресло, доктор, и будьте очень внимательны. Медленные, тяжелые шаги, которые мы слышали на лестнице и в коридоре, затихли перед самой нашей дверью. Затем раздался громкий и властный стук. — Войдите! — сказал Холмс. Вошел человек ростом едва ли меньше шести футов и шести дюймов, геркулесовского сложения. Он был одет роскошно, но эту роскошь сочли бы в Англии вульгарной. Рукава и отвороты его двубортного пальто были оторочены тяжелыми полосами каракуля; темно-синий плащ, накинутый на плечи, был подбит огненно-красным шелком и застегнут на шее пряжкой из сверкающего берилла. Сапоги, доходящие до половины икр и обшитые сверху дорогим коричневым мехом, дополняли то впечатление варварской пышности, которое производил весь его облик. В руке он держал широкополую шляпу, а верхняя часть его лица была закрыта черной маской, опускавшейся ниже скул. Эту маску, походившую на забрало, он, очевидно, только что надел, потому что, когда он вошел, рука его была еще поднята. Судя по нижней части лица, это был человек сильной воли: толстая выпяченная губа и длинный прямой подбородок говорили о решительности, переходящей в упрямство. — Вы получили мою записку? — спросил он низким, грубым голосом с сильным немецким акцентом. — Я сообщал, что приду к вам. — Он смотрел то на одного из нас, то на другого, видимо не зная, к кому обратиться. — Садитесь, пожалуйста. — сказал Холмс. — Это мой друг и товарищ, доктор Уотсон. Он так добр, что иногда помогает мне в моей работе. С кем имею честь говорить? — Вы можете считать, что я граф фон Крамм, богемский дворянин. Полагаю, что этот джентльмен, ваш друг, — человек, достойный полного доверия, и я могу посвятить его в дело чрезвычайной важности? Если это не так, я предпочел бы беседовать с вами наедине. Я встал, чтобы уйти, но Холмс схватил меня за руку и толкнул обратно в кресло: — Говорите либо с нами обоими, либо не говорите. В присутствии этого джентльмена вы можете сказать все, что сказали бы мне с глазу на глаз. Граф пожал широкими плечами. — В таком случае я должен прежде всего взять с вас обоих слово, что дело, о котором я вам сейчас расскажу, останется в тайне два года. По прошествии двух лет это не будет иметь значения. В настоящее время я могу, не преувеличивая, сказать: вся эта история настолько серьезна, что может отразиться на судьбе Европы. — Даю слово, — сказал Холмс. — И я. — Простите мне эту маску, — продолжал странный посетитель. — Августейшее лицо, по поручению которого я действую, пожелало, чтобы его доверенный остался для вас неизвестен, и я должен признаться, что титул, которым я себя назвал, не совсем точен. — Это я заметил, — сухо сказал Холмс. — Обстоятельства очень щекотливые, и необходимо принять все меры, чтобы из-за них не разросся огромный скандал, который мог бы сильно скомпрометировать одну из царствующих династий Европы. Говоря проще, дело связано с царствующим домом Ормштейнов, королей Богемии. — Так я и думал, — пробормотал Холмс, поудобнее располагаясь в кресле и закрывая глаза. Посетитель с явным удивлением посмотрел на лениво развалившегося, равнодушного человека, которого ему, несомненно, описали как самого проницательного и самого энергичного из всех европейских сыщиков. Холмс медленно открыл глаза и нетерпеливо посмотрел на своего тяжеловесного клиента. — Если ваше величество соблаговолите посвятить нас в свое дело, — заметил он, — мне легче будет дать вам совет. Посетитель вскочил со стула и принялся шагать по комнате в сильном возбуждении. Затем с жестом отчаяния он сорвал с лица маску и швырнул ее на пол. — Вы правы, — воскликнул он, — я король! Зачем мне пытаться скрывать это? — Действительно, зачем? Ваше величество еще не начали говорить, как я уже знал, что передо мной Вильгельм Готтсрейх Сигизмунд фон Ормштейн, великий князь Кассель-Фельштейнский и наследственный король Богемии. — Но вы понимаете, — сказал наш странный посетитель, снова усевшись и поводя рукой по высокому белому лбу, — вы понимаете, что я не привык лично заниматься такими делами! Однако вопрос настолько щекотлив, что я не мог доверить его кому-нибудь из полицейских агентов, не рискуя оказаться в его власти. Я приехал из Праги инкогнито специально затем, чтобы обратиться к вам за советом. — Пожалуйста, обращайтесь, — сказал Холмс, снова закрывая глаза. — Факты вкратце таковы: лет пять назад, во время продолжительного пребывания в Варшаве, я познакомился с хорошо известной авантюристкой Ирэн Адлер. Это имя вам, несомненно, знакомо? — Будьте любезны, доктор, посмотрите в моей картотеке, — пробормотал Холмс, не открывая глаз. Много лет назад он завел систему регистрации разных фактов, касавшихся людей и вещей, так что трудно было назвать лицо или предмет, о которых он не мог бы сразу дать сведения. В данном случае я нашел биографию Ирэн Адлер между биографией еврейского раввина и биографией одного начальника штаба, написавшего труд о глубоководных рыбах. — Покажите-ка, — сказал Холмс. — Гм! Родилась в Нью-Джерси в 1858 году. Контральто, гм… Ла Скала, так-так!.. Примадонна императорской оперы в Варшаве, да! Покинула оперную сцену, ха! Проживает в Лондоне… совершенно верно! Ваше величество, насколько я понимаю, попали в сети к этой молодой особе, писали ей компрометирующие письма и теперь желали бы вернуть эти письма. — Совершенно верно. Но каким образом? — Вы тайно женились на ней? — Нет. — Никаких документов или свидетельств? — Никаких. — В таком случае, я вас не понимаю, ваше величество. Если эта молодая женщина захочет использовать письма для шантажа или других целей, как она докажет их подлинность? — Мой почерк. — Пустяки! Подлог. — Моя личная почтовая бумага. — Украдена. — Моя личная печать. — Подделка. — Моя фотография. — Куплена. — Но мы сфотографированы вместе! — О-о, вот это очень плохо! Ваше величество действительно допустили большую оплошность. — Я был без ума (от Ирэн). — Вы серьезно себя скомпрометировали. — Тогда я был всего лишь кронпринцем. Я был молод. Мне и теперь только тридцать. — Фотографию необходимо во что бы то ни стало вернуть. — Мы пытались, но нам не удалось. — Ваше величество должны пойти на издержки: фотографию надо купить. — Она не желает ее продавать. — Тогда ее надо выкрасть. — Было сделано пять попыток. Я дважды нанимал взломщиков, и они перерыли весь ее дом. Раз, когда она путешествовала, мы обыскали ее багаж. Дважды ее заманивали в ловушку. Мы не добились никаких результатов. — Никаких? — Абсолютно никаких. Холмс засмеялся. — Ничего себе задачка! — сказал он. — Но для меня это очень серьезная задача! — с упреком возразил король. — Да, действительно. А что она намеревается сделать с фотографией? — Погубить меня. — Но каким образом? — Я собираюсь жениться. — Об этом я слышал. — На Клотильде Лотман фон Саксен-Менинген. Быть может, вы знаете строгие принципы этой семьи. Сама Клотильда — воплощенная чистота. Малейшая тень сомнения относительно моего прошлого привела бы к разрыву. — А Ирэн Адлер? — Она грозит, что пошлет фотоснимок родителям моей невесты. И пошлет, непременно пошлет! Вы ее не знаете. У нее железный характер. Да, да, лицо обаятельной женщины, а душа жестокого мужчины. Она ни перед чем не остановится, лишь бы не дать мне жениться на другой. — Вы уверены, что она еще не отправила фотографию вашей невесте? — Уверен. — Почему? — Она сказала, что пошлет фотографию в день моей официальной помолвки. А это будет в ближайший понедельник. — О, у нас остается три дня! — сказал Холмс, зевая. — И это очень приятно, потому что сейчас мне надо заняться кое-какими важными делами. Ваше величество, конечно, останетесь пока что в Лондоне? — Конечно. Вы можете найти меня в гостинице Лэнгхэм под именем графа фон Крамма. — В таком случае, я пришлю вам записочку — сообщу, как продвигается дело. — Очень прошу вас. Я так волнуюсь! — Ну, а как насчет денег? — Вам предоставляется полная свобода действий (Тратьте, сколько найдете нужным). — Абсолютно? — О, я готов отдать за эту фотографию любую из провинций моего королевства! — А на текущие расходы? Король достал из-за плаща тяжелый кожаный мешочек и положил его на стол. — Здесь триста фунтов золотом и семьсот ассигнациями, — сказал он. Холмс написал расписку на страничке своей записной книжки и вручил королю. — Адрес мадемуазель? — спросил он. — Брайони-лодж, Серпантайн-авеню, Сент-Джонсвуд. Холмс записал.— И еще один вопрос, — сказал он. — Фотография была кабинетного размера? — Да, кабинетного. — А теперь доброй ночи, ваше величество, к я надеюсь, что скоро у нас будут хорошие вести… Доброй ночи, Уотсон, — добавил он, когда колеса королевского экипажа застучали по мостовой. — Будьте любезны зайти завтра в три часа, я бы хотел потолковать с вами об этом деле.
The Adventures of Sherlock Holmes. By Sir Arthur Conan Doyle Adventure 1. A Scandal in Bohemia. To Sherlock Holmes she is always the woman. I have seldom heard him mention her under any other name. In his eyes she eclipses and predominates the whole of her sex. It was not that he felt any emotion akin to love for Irene Adler. All emotions, and that one particularly, were abhorrent to his cold, precise but admirably balanced mind. He was, I take it, the most perfect reasoning and observing machine that the world has seen, but as a lover he would have placed himself in a false position. He never spoke of the softer passions, save with a gibe and a sneer. They were admirable things for the observer – excellent for drawing the veil from men's motives and actions. But for the trained reasoner to admit such intrusions into his own delicate and finely adjusted temperament was to introduce a distracting factor which might throw a doubt upon all his mental results. Grit in a sensitive instrument, or a crack in one of his own high-power lenses, would not be more disturbing than a strong emotion in a nature such as his. And yet there was but one woman to him, and that woman was the late Irene Adler, of dubious and questionable memory. I had seen little of Holmes lately. My marriage had drifted us away from each other. My own complete happiness, and the home-centred interests which rise up around the man who first finds himself master of his own establishment, were sufficient to absorb all my attention, while Holmes, who loathed every form of society with his whole Bohemian soul, remained in our lodgings in Baker Street, buried among his old books, and alternating from week to week between cocaine and ambition, the drowsiness of the drug, and the fierce energy of his own keen nature. He was still, as ever, deeply attracted by the study of crime, and occupied his immense faculties and extraordinary powers of observation in following out those clues, and clearing up those mysteries which had been abandoned as hopeless by the official police. From time to time I heard some vague account of his doings: of his summons to Odessa in the case of the Trepoff murder, of his clearing up of the singular tragedy of the Atkinson brothers at Trincomalee, and finally of the mission which he had accomplished so delicately and successfully for the reigning family of Holland. Beyond these signs of his activity, however, which I merely shared with all the readers of the daily press, I knew little of my former friend and companion. One night -- it was on the twentieth of March, 1888 – I was returning from a journey to a patient (for I had now returned to civil practice), when my way led me through Baker Street. As I passed the well-remembered door, which must always be associated in my mind with my wooing, and with the dark incidents of the Study in Scarlet, I was seized with a keen desire to see Holmes again, and to know how he was employing his extraordinary powers. His rooms were brilliantly lit, and, even as I looked up, I saw his tall, spare figure pass twice in a dark silhouette against the blind. He was pacing the room swiftly, eagerly, with his head sunk upon his chest and his hands clasped behind him. To me, who knew his every mood and habit, his attitude and manner told their own story. He was at work again. He had risen out of his drug-created dreams and was hot upon the scent of some new problem. I rang the bell and was shown up to the chamber which had formerly been in part my own. His manner was not effusive. It seldom was; but he was glad, I think, to see me. With hardly a word spoken, but with a kindly eye, he waved me to an armchair, threw across his case of cigars, and indicated a spirit case and a gasogene in the corner. Then he stood before the fire and looked me over in his singular introspective fashion. "Wedlock suits you," he remarked. "I think, Watson, that you have put on seven and a half pounds since I saw you." "Seven!" I answered. "Indeed, I should have thought a little more. Just a trifle more, I fancy, Watson. And in practice again, I observe. You did not tell me that you intended to go into harness." "Then, how do you know?" "I see it, I deduce it. How do I know that you have been getting yourself very wet lately, and that you have a most clumsy and careless servant girl?" "My dear Holmes," said I, "this is too much. You would certainly have been burned, had you lived a few centuries ago. It is true that I had a country walk on Thursday and came home in a dreadful mess, but as I have changed my clothes I can't imagine how you deduce it. As to Mary Jane, she is incorrigible, and my wife has given her notice, but there, again, I fail to see how you work it out." He chuckled to himself and rubbed his long, nervous hands together. "It is simplicity itself," said he; "my eyes tell me that on the inside of your left shoe, just where the firelight strikes it, the leather is scored by six almost parallel cuts. Obviously they have been caused by someone who has very carelessly scraped round the edges of the sole in order to remove crusted mud from it. Hence, you see, my double deduction that you had been out in vile weather, and that you had a particularly malignant boot-slitting specimen of the London slavey. As to your practice, if a gentleman walks into my rooms smelling of iodoform, with a black mark of nitrate of silver upon his right forefinger, and a bulge on the right side of his top-hat to show where he has secreted his stethoscope, I must be dull, indeed, if I do not pronounce him to be an active member of the medical profession." I could not help laughing at the ease with which he explained his process of deduction. "When I hear you give your reasons," I remarked, "the thing always appears to me to be so ridiculously simple that I could easily do it myself, though at each successive instance of your reasoning I am baffled until you explain your process. And yet I believe that my eyes are as good as yours." "Quite so," he answered, lighting a cigarette, and throwing himself down into an armchair. "You see, but you do not observe. The distinction is clear. For example, you have frequently seen the steps which lead up from the hall to this room." "Frequently." "How often?" "Well, some hundreds of times." "Then how many are there?" "How many? I don't know." "Quite so! You have not observed. And yet you have seen. That is just my point. Now, I know that there are seventeen steps, because I have both seen and observed. By the way, since you are interested in these little problems, and since you are good enough to chronicle one or two of my trifling experiences, you may be interested in this. " He threw over a sheet of thick, pink-tinted notepaper which had been lying open upon the table. "It came by the last post," said he. "Read it aloud." The note was undated, and without either signature or address. "There will call upon you to-night, at a quarter to eight o'clock," it said, "a gentleman who desires to consult you upon a matter of the very deepest moment. Your recent services to one of the royal houses of Europe have shown that you are one who may safely be trusted with matters which are of an importance which can hardly be exaggerated. This account of you we have from all quarters received. Be in your chamber then at that hour, and do not take it amiss if your visitor wear a mask." "This is indeed a mystery," I remarked. "What do you imagine that it means?" "I have no data yet. It is a capital mistake to theorise before one has data. Insensibly one begins to twist facts to suit theories, instead of theories to suit facts. But the note itself. What do you deduce from it?" I carefully examined the writing, and the paper upon which it was written. "The man who wrote it was presumably well to do," I remarked, endeavouring to imitate my companion's processes. "Such paper could not be bought under half a crown a packet. It is peculiarly strong and stiff." "Peculiar -- that is the very word," said Holmes. "It is not an English paper at all. Hold it up to the light." I did so, and saw a large "E" with a small "g" a "P," and a large "G" with a small "t" woven into the texture of the paper. "What do you make of that?" asked Holmes. "The name of the maker, no doubt; or his monogram, rather." "Not at all. The 'G' with the small 't' stands for 'Gesellschaft,' which is the German for 'Company.' It is a customary contraction like our 'Co.' for company. 'P,' of course, stands for 'Papier.' Now for the 'Eg.' Let us glance at our Continental Gazetteer." He took down a heavy brown volume from his shelves. "Eglow, Eglonitz -- here we are, Egria. It is in a German-speaking country -- in Bohemia, not far from Carlsbad. 'Remarkable as being the scene of the death of Wallenstein, and for its numerous glass-factories and paper-mills.' Ha, ha, my boy, what do you make of that?" His eyes sparkled, and he sent up a great blue triumphant cloud from his cigarette. "The paper was made in Bohemia," I said. "Precisely. And the man who wrote the note is a German. Do you note the peculiar construction of the sentence – 'This account of you we have from all quarters received.' A Frenchman or Russian could not have written that. It is the German who is so uncourteous to his verbs. It only remains, therefore, to discover what is wanted by this German who writes upon Bohemian paper and prefers wearing a mask to showing his face. And here he comes, if I am not mistaken, to resolve all our doubts." As he spoke there was the sharp sound of horses' hoofs and grating wheels against the curb, followed by a sharp pull at the bell. Holmes whistled. "A pair, by the sound," said he. "Yes," he continued, glancing out of the window. "A nice little brougham and a pair of beauties. A hundred and fifty guineas apiece. There's money in this case, Watson, if there is nothing else." "I think that I had better go, Holmes." "Not a bit, Doctor. Stay where you are. I am lost without my Boswell. And this promises to be interesting. It would be a pity to miss it." "But your client -- " "Never mind him. I may want your help, and so may he. Here he comes. Sit down in that armchair, Doctor, and give us your best attention." A slow and heavy step, which had been heard upon the stairs and in the passage, paused immediately outside the door. Then there was a loud and authoritative tap. "Come in!" said Holmes. A man entered who could hardly have been less than six feet six inches in height, with the chest and limbs of a Hercules. His dress was rich with a richness which would, in England, be looked upon as akin to bad taste. Heavy bands of astrakhan were slashed across the sleeves and fronts of his double-breasted coat, while the deep blue cloak which was thrown over his shoulders was lined with flame-coloured silk and secured at the neck with a brooch which consisted of a single flaming beryl. Boots which extended halfway up his calves, and which were trimmed at the tops with rich brown fur, completed the impression of barbaric opulence which was suggested by his whole appearance. He carried a broad-brimmed hat in his hand, while he wore across the upper part of his face, extending down past the cheekbones, a black vizard mask, which he had apparently adjusted that very moment, for his hand was still raised to it as he entered. From the lower part of the face he appeared to be a man of strong character, with a thick, hanging lip, and a long, straight chin suggestive of resolution pushed to the length of obstinacy. "You had my note?" he asked with a deep harsh voice and a strongly marked German accent. "I told you that I would call." He looked from one to the other of us, as if uncertain which to address. "Pray take a seat," said Holmes. "This is my friend and colleague, Dr. Watson, who is occasionally good enough to help me in my cases. Whom have I the honour to address?" "You may address me as the Count Von Kramm, a Bohemian nobleman. I understand that this gentleman, your friend, is a man of honour and discretion, whom I may trust with a matter of the most extreme importance. If not, I should much prefer to communicate with you alone." I rose to go, but Holmes caught me by the wrist and pushed me back into my chair. "It is both, or none," said he. "You may say before this gentleman anything which you may say to me." The Count shrugged his broad shoulders. "Then I must begin," said he, "by binding you both to absolute secrecy for two years; at the end of that time the matter will be of no importance. At present it is not too much to say that it is of such weight it may have an influence upon European history." "I promise," said Holmes. "And I." "You will excuse this mask," continued our strange visitor. "The august person who employs me wishes his agent to be unknown to you, and I may confess at once that the title by which I have just called myself is not exactly my own." "I was aware of it," said Holmes dryly. "The circumstances are of great delicacy, and every precaution has to be taken to quench what might grow to be an immense scandal and seriously compromise one of the reigning families of Europe. To speak plainly, the matter implicates the great House of Ormstein, hereditary kings of Bohemia." "I was also aware of that," murmured Holmes, settling himself down in his armchair and closing his eyes. Our visitor glanced with some apparent surprise at the languid, lounging figure of the man who had been no doubt depicted to him as the most incisive reasoner and most energetic agent in Europe. Holmes slowly reopened his eyes and looked impatiently at his gigantic client. "If your Majesty would condescend to state your case," he remarked, "I should be better able to advise you." The man sprang from his chair and paced up and down the room in uncontrollable agitation. Then, with a gesture of desperation, he tore the mask from his face and hurled it upon the ground. "You are right," he cried; "I am the King. Why should I attempt to conceal it?" "Why, indeed?" murmured Holmes. "Your Majesty had not spoken before I was aware that I was addressing Wilhelm Gottsreich Sigismond von Ormstein, Grand Duke of Cassel-Felstein, and hereditary King of Bohemia." "But you can understand," said our strange visitor, sitting down once more and passing his hand over his high white forehead, "you can understand that I am not accustomed to doing such business in my own person. Yet the matter was so delicate that I could not confide it to an agent without putting myself in his power. I have come incognito from Prague for the purpose of consulting you." "Then, pray consult," said Holmes, shutting his eyes once more. "The facts are briefly these: Some five years ago, during a lengthy visit to Warsaw, I made the acquaintance of the well-known adventuress, Irene Adler. The name is no doubt familiar to you." "Kindly look her up in my index, Doctor," murmured Holmes without opening his eyes. For many years he had adopted a system of docketing all paragraphs concerning men and things, so that it was difficult to name a subject or a person on which he could not at once furnish information. In this case I found her biography sandwiched in between that of a Hebrew rabbi and that of a staff-commander who had written a monograph upon the deep-sea fishes. "Let me see!" said Holmes. "Hum! Born in New Jersey in the year 1858. Contralto -- hum! La Scala, hum! Prima donna Imperial Opera of Warsaw -- yes! Retired from operatic stage -- ha! Living in London -- quite so! Your Majesty, as I understand, became entangled with this young person, wrote her some compromising letters, and is now desirous of getting those letters back." "Precisely so. But how -- " "Was there a secret marriage?" "None." "No legal papers or certificates?" "None." "Then I fail to follow your Majesty. If this young person should produce her letters for blackmailing or other purposes, how is she to prove their authenticity?" "There is the writing." "Pooh, pooh! Forgery." "My private note-paper." "Stolen." "My own seal." "Imitated." "My photograph." "Bought." "We were both in the photograph." "Oh, dear! That is very bad! Your Majesty has indeed committed an indiscretion." "I was mad -- insane." "You have compromised yourself seriously." "I was only Crown Prince then. I was young. I am but thirty now." "It must be recovered." "We have tried and failed." "Your Majesty must pay. It must be bought." "She will not sell." "Stolen, then." "Five attempts have been made. Twice burglars in my pay ransacked her house. Once we diverted her luggage when she travelled. Twice she has been waylaid. There has been no result." "No sign of it?" "Absolutely none." Holmes laughed. "It is quite a pretty little problem," said he. "But a very serious one to me," returned the King reproachfully. "Very, indeed. And what does she propose to do with the photograph?" "To ruin me." "But how?" "I am about to be married." "So I have heard." "To Clotilde Lothman von Saxe-Meningen, second daughter of the King of Scandinavia. You may know the strict principles of her family. She is herself the very soul of delicacy. A shadow of a doubt as to my conduct would bring the matter to an end." "And Irene Adler?" "Threatens to send them the photograph. And she will do it. I know that she will do it. You do not know her, but she has a soul of steel. She has the face of the most beautiful of women, and the mind of the most resolute of men. Rather than I should marry another woman, there are no lengths to which she would not go -- none." "You are sure that she has not sent it yet?" "I am sure." "And why?" "Because she has said that she would send it on the day when the betrothal was publicly proclaimed. That will be next Monday." "Oh, then we have three days yet," said Holmes with a yawn. "That is very fortunate, as I have one or two matters of importance to look into just at present. Your Majesty will, of course, stay in London for the present?" "Certainly. You will find me at the Langham under the name of the Count Von Kramm." "Then I shall drop you a line to let you know how we progress." "Pray do so. I shall be all anxiety." "Then, as to money?" "You have carte blanche." "Absolutely?" "I tell you that I would give one of the provinces of my kingdom to have that photograph." "And for present expenses?" The King took a heavy chamois leather bag from under his cloak and laid it on the table. "There are three hundred pounds in gold and seven hundred in notes," he said. Holmes scribbled a receipt upon a sheet of his note-book and handed it to him. "And Mademoiselle's address?" he asked. "Is Briony Lodge, Serpentine Avenue, St. John's Wood." Holmes took a note of it. "One other question," said he. "Was the photograph a cabinet?" "It was." "Then, good-night, your Majesty, and I trust that we shall soon have some good news for you. And good-night, Watson," he added, as the wheels of the royal brougham rolled down the street. "If you will be good enough to call to-morrow afternoon at three o'clock I should like to chat this little matter over with you."
Dialogue: 0,0:00:01.18,0:00:06.22,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:00:06.50,0:00:10.02,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:00:13.04,0:00:15.96,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:00:16.66,0:00:19.66,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:00:20.32,0:00:24.56,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:00:24.82,0:00:29.36,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:00:29.82,0:00:32.48,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:00:32.80,0:00:37.34,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:00:38.04,0:00:43.30,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:00:43.72,0:00:47.44,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:00:48.10,0:00:50.00,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:00:50.36,0:00:52.26,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:00:52.78,0:00:55.08,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:00:55.46,0:00:58.84,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:00:59.32,0:01:03.32,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:01:03.66,0:01:05.44,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:01:05.74,0:01:08.02,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:01:08.42,0:01:11.42,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:01:12.06,0:01:13.96,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:01:14.28,0:01:17.02,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:01:17.34,0:01:21.68,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:01:22.26,0:01:25.08,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:01:25.30,0:01:27.66,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:01:27.92,0:01:30.15,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:01:31.28,0:01:33.52,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:01:33.90,0:01:36.54,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:01:37.04,0:01:38.30,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:01:38.80,0:01:40.27,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:01:40.54,0:01:45.60,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:01:46.16,0:01:48.72,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:01:49.16,0:01:54.48,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:01:54.86,0:01:57.34,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:01:57.34,0:02:03.48,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:02:03.88,0:02:05.42,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:02:05.80,0:02:08.46,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:02:09.12,0:02:13.70,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:02:14.26,0:02:19.50,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:02:19.92,0:02:21.82,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:02:22.10,0:02:23.73,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:02:24.00,0:02:27.30,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:02:28.18,0:02:32.12,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:02:32.54,0:02:36.14,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:02:36.68,0:02:41.48,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:02:42.14,0:02:43.64,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:02:43.92,0:02:47.15,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:02:47.48,0:02:49.20,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:02:49.92,0:02:52.44,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:02:52.82,0:02:55.92,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:02:56.16,0:02:59.36,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:02:59.96,0:03:04.32,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:03:04.70,0:03:07.02,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:03:07.48,0:03:09.82,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:03:10.24,0:03:12.52,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:03:12.88,0:03:15.42,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:03:15.72,0:03:19.40,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:03:19.72,0:03:22.72,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:03:23.18,0:03:26.36,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:03:26.76,0:03:30.50,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:03:31.08,0:03:32.62,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:03:32.98,0:03:40.28,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:03:40.90,0:03:42.78,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:03:43.00,0:03:48.18,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:03:48.86,0:03:52.00,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:03:52.36,0:03:55.32,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:03:55.74,0:03:57.66,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:03:58.16,0:04:00.36,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:04:00.46,0:04:03.40,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:04:04.10,0:04:08.90,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:04:09.92,0:04:11.75,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:04:11.80,0:04:15.58,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:04:16.12,0:04:17.60,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:04:18.00,0:04:19.48,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:04:19.76,0:04:21.55,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:04:21.62,0:04:23.82,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:04:24.08,0:04:27.76,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:04:28.38,0:04:33.76,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:04:34.98,0:04:37.82,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:04:38.22,0:04:43.26,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:04:43.80,0:04:45.68,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:04:46.30,0:04:49.02,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:04:49.28,0:04:51.78,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:04:52.16,0:04:58.22,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:04:58.68,0:05:00.84,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:05:01.46,0:05:03.74,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:05:04.00,0:05:07.68,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:05:08.02,0:05:11.24,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:05:11.92,0:05:16.19,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:05:16.42,0:05:20.50,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:05:21.16,0:05:26.48,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:05:27.02,0:05:31.38,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:05:31.86,0:05:34.60,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:05:34.88,0:05:40.86,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:05:41.82,0:05:45.50,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:05:46.40,0:05:49.10,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:05:49.62,0:05:52.98,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:05:53.20,0:05:55.24,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:05:55.50,0:05:59.34,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:05:59.74,0:06:08.02,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:06:08.66,0:06:13.14,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:06:13.64,0:06:19.24,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:06:19.88,0:06:25.28,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:06:25.62,0:06:29.46,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:06:29.78,0:06:35.68,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:06:35.92,0:06:42.82,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:06:44.18,0:06:49.08,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:06:49.62,0:06:53.84,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:06:54.20,0:07:00.02,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:07:00.54,0:07:06.28,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:07:06.92,0:07:09.72,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:07:10.46,0:07:13.48,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:07:13.86,0:07:16.16,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:07:16.72,0:07:19.22,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:07:19.72,0:07:21.28,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:07:21.46,0:07:26.80,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:07:27.28,0:07:28.28,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:07:28.94,0:07:30.02,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:07:30.58,0:07:33.74,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:07:34.50,0:07:36.38,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:07:37.24,0:07:39.58,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:07:40.28,0:07:43.38,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:07:43.38,0:07:46.74,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:07:47.08,0:07:50.10,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:07:50.22,0:07:52.80,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:07:53.20,0:07:56.80,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:07:57.08,0:08:03.82,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:08:05.04,0:08:10.26,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:08:11.06,0:08:15.30,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:08:16.36,0:08:20.52,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:08:21.60,0:08:26.84,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:08:27.32,0:08:32.92,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:08:33.46,0:08:38.40,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:08:38.66,0:08:44.68,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:08:45.42,0:08:48.64,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:08:49.12,0:08:51.36,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:08:51.88,0:08:55.32,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:08:56.76,0:08:59.92,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:09:00.26,0:09:02.58,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:09:03.36,0:09:05.18,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:09:05.62,0:09:09.38,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:09:10.10,0:09:13.28,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:09:13.88,0:09:16.00,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:09:16.08,0:09:19.96,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:09:20.72,0:09:25.56,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:09:26.44,0:09:30.84,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:09:31.14,0:09:34.12,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:09:34.60,0:09:37.98,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:09:38.42,0:09:40.94,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:09:41.92,0:09:45.64,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:09:46.14,0:09:50.22,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:09:51.02,0:09:55.66,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:09:55.94,0:09:59.07,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:09:59.26,0:10:02.70,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:10:03.66,0:10:06.96,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:10:07.66,0:10:11.84,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:10:12.56,0:10:19.30,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:10:19.74,0:10:23.88,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:10:24.20,0:10:26.76,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:10:27.20,0:10:31.88,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:10:32.88,0:10:35.98,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:10:36.62,0:10:41.00,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:10:41.58,0:10:46.52,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:10:47.06,0:10:50.84,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:10:51.10,0:10:55.12,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:10:55.40,0:10:57.96,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:10:58.50,0:11:03.28,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:11:04.04,0:11:07.18,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:11:07.94,0:11:12.08,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:11:12.64,0:11:15.76,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:11:16.20,0:11:19.58,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:11:20.04,0:11:23.26,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:11:23.46,0:11:26.92,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:11:27.24,0:11:33.84,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:11:34.26,0:11:37.52,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:11:37.94,0:11:42.90,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:11:43.90,0:11:48.88,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:11:49.26,0:11:53.14,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:11:53.86,0:11:56.42,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:11:56.78,0:11:59.80,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:12:00.44,0:12:03.16,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:12:03.16,0:12:05.48,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:12:05.88,0:12:09.64,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:12:10.16,0:12:12.66,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:12:13.24,0:12:16.28,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:12:16.48,0:12:22.76,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:12:23.28,0:12:24.36,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:12:24.88,0:12:28.74,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:12:29.16,0:12:34.46,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:12:35.60,0:12:40.86,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:12:41.18,0:12:43.42,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:12:43.96,0:12:46.62,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:12:47.42,0:12:49.62,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:12:50.46,0:12:55.10,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:12:55.56,0:12:58.44,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:12:58.92,0:13:05.20,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:13:05.70,0:13:11.58,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:13:12.10,0:13:17.48,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:13:17.72,0:13:22.66,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:13:23.50,0:13:26.20,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:13:26.36,0:13:29.52,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:13:29.74,0:13:35.06,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:13:35.72,0:13:41.54,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:13:41.68,0:13:46.00,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:13:46.26,0:13:48.90,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:13:49.24,0:13:51.94,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:13:52.60,0:13:56.58,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:13:56.98,0:14:04.62,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:14:05.84,0:14:12.32,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:14:12.92,0:14:20.76,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:14:21.70,0:14:24.12,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:14:24.52,0:14:30.98,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:14:31.34,0:14:33.50,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:14:34.42,0:14:39.04,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:14:39.84,0:14:45.46,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:14:46.06,0:14:49.90,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:14:50.38,0:14:54.82,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:14:55.92,0:15:00.42,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:15:01.20,0:15:03.94,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:15:04.24,0:15:07.96,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:15:08.94,0:15:11.06,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:15:11.92,0:15:14.56,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:15:14.92,0:15:19.17,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:15:19.46,0:15:24.12,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:15:24.50,0:15:32.86,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:15:33.60,0:15:35.94,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:15:36.30,0:15:37.50,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:15:38.26,0:15:42.68,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:15:43.26,0:15:48.36,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:15:48.84,0:15:55.14,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:15:56.20,0:15:59.34,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:16:00.54,0:16:03.58,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:16:04.06,0:16:09.44,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:16:09.84,0:16:13.20,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:16:13.88,0:16:21.32,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:16:22.60,0:16:25.97,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:16:26.28,0:16:29.50,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:16:30.46,0:16:33.80,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:16:33.90,0:16:42.50,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:16:42.50,0:16:49.10,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:16:50.18,0:16:54.78,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:16:54.78,0:16:57.44,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:16:58.68,0:17:04.10,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:17:04.58,0:17:09.74,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:17:10.50,0:17:12.48,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:17:12.84,0:17:16.44,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:17:17.20,0:17:19.72,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:17:20.18,0:17:30.34,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:17:30.66,0:17:33.04,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:17:34.26,0:17:41.92,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:17:42.64,0:17:48.00,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:17:48.64,0:17:54.92,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:17:55.66,0:17:59.64,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:18:00.74,0:18:05.74,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:18:06.66,0:18:13.58,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:18:13.94,0:18:18.54,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:18:19.10,0:18:21.78,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:18:22.98,0:18:28.46,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:18:28.96,0:18:34.70,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:18:34.96,0:18:41.20,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:18:42.20,0:18:47.16,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:18:47.42,0:18:51.94,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:18:52.98,0:19:00.68,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:19:01.22,0:19:10.20,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:19:10.74,0:19:16.40,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:19:16.92,0:19:21.96,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:19:22.40,0:19:27.80,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:19:28.72,0:19:31.27,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:19:31.52,0:19:33.46,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:19:33.82,0:19:34.74,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:19:35.06,0:19:38.14,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:19:38.46,0:19:39.32,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:19:39.90,0:19:42.26,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:19:42.60,0:19:47.34,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:19:47.76,0:19:50.38,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:19:51.18,0:19:52.86,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:19:53.26,0:19:55.64,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:19:56.36,0:19:58.18,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:19:58.60,0:19:59.74,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:20:00.32,0:20:01.90,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:20:02.38,0:20:03.64,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:20:04.36,0:20:05.62,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:20:06.02,0:20:07.10,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:20:07.84,0:20:09.90,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:20:10.68,0:20:17.64,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:20:18.50,0:20:21.16,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:20:21.84,0:20:24.72,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:20:25.56,0:20:30.98,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:20:31.70,0:20:33.32,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:20:34.00,0:20:36.30,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:20:36.94,0:20:40.22,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:20:40.84,0:20:42.22,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:20:42.98,0:20:44.22,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:20:44.78,0:20:50.42,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:20:50.84,0:20:53.78,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:20:54.18,0:20:58.14,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:20:58.58,0:21:00.14,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:21:00.54,0:21:02.26,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:21:03.22,0:21:08.50,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:21:09.84,0:21:15.08,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:21:15.58,0:21:20.34,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:21:21.10,0:21:22.34,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:21:22.86,0:21:24.02,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:21:24.54,0:21:26.86,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:21:27.54,0:21:29.40,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:21:30.28,0:21:36.44,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:21:37.04,0:21:39.92,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:21:40.58,0:21:43.76,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:21:44.26,0:21:48.92,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:21:49.76,0:21:51.64,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:21:52.48,0:21:54.90,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:21:54.90,0:21:58.52,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:21:58.90,0:22:02.40,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:22:02.68,0:22:08.14,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:22:08.84,0:22:14.50,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:22:15.50,0:22:18.26,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:22:18.96,0:22:20.26,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:22:21.24,0:22:22.38,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:22:23.04,0:22:28.66,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:22:29.00,0:22:30.94,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:22:31.62,0:22:36.58,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:22:36.96,0:22:42.88,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:22:43.46,0:22:46.76,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:22:47.54,0:22:53.16,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:22:54.30,0:22:58.42,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:22:59.04,0:23:02.40,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:23:03.22,0:23:05.44,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:23:06.50,0:23:08.56,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:23:08.84,0:23:10.56,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:23:10.94,0:23:15.84,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:23:16.66,0:23:19.14,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:23:19.54,0:23:24.48,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:23:25.20,0:23:30.58,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:23:31.10,0:23:35.44,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:23:36.40,0:23:39.44,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:23:39.96,0:23:44.84,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:23:45.76,0:23:50.60,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:23:51.02,0:23:53.52,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:23:53.84,0:23:55.08,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:23:55.54,0:24:01.50,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:24:01.90,0:24:07.66,Default,,0,0,0,, Dialogue: 0,0:24:08.20,0:24:15.46,Default,,0,0,0,,

Одно мнение о “1.1 Таинственное письмо

  • 21 Июн 2017 на 2:30 пп
    Постоянная ссылка

    На мой взгляд было бы удобнее, если бы кнопка «скрыть/показать перевод» была в верхний части страницы

    Ответить

Добавить комментарий